Бертран Чандлер. Разумен тот...



Заточение всегда унизительно, даже если узник - прирожденный фи-лософ. Но когда тебя сажают в клетку твои соплеменники, ты, по крайней мере, можешь поболтать с тюремщиками, излить душу, а при случае и по-человечес-ки воззвать к ним.
Заточение унизительно вдвойне, если пленители совершенно искренне видят в тебе неполноценное существо.
Впрочем, неудивительно, что экипаж внеземного исследовательского корабля не признал в уцелевших после аварии межзвездного лайнера "Поляр-ная звезда" братьев по разуму.
Прошло по меньшей мере двести дней с тех пор, как эти люди высадил-ись на безымянную планету. Посадка была аварийная: отказал электронный стабилизатор, генераторы Эренхафта пошли вразнос и увлекли "Полярную звезду" далеко от проторенных космических путей. Сел корабль довольно мяг-ко, но генераторы было уже не остановить, и командир приказал первому помо-щнику срочно эвакуировать пассажиров.
Хокинс и его подопечные были уже далеко, когда освободившаяся энер-гия разнесла звездолет на куски. Люди хотели посмотреть на зарево, но Хо-кинс вел их прочь, подгоняя бранью, а порой и тумаками. К счастью, они шли против ветра, и радиоактивная пыль на них не осела. Когда фейерверк кончил-ся, Хокинс с бортовым врачом, доктором Бойлом, вернулся к месту взаыва. Оба были людьми осторожными и, боясь радиоактивного заражения, останови-лись на почтительном расстоянии от неглубокой, еще источавшей дым ворон-ки, которая отмечала место посадки корабля. Да, сомнений не оставалось: и капитан, и помощники, и бортмеханики превратились в бесконечно малую час-тичку раскаленного облака, быстро разраставшегося в тяжелую тучу.
С того дня пятьдесят с небольшим человек, мужчин и женщин, уцелев-ших после аварии, изрядно опустились. Происходило это постепенно: Хокинс и Бойл с помощью комитета из наиболее здравомыслящих пассажиров вели уп-орные арьергардные бои, но слишком уж неравны были силы.
Первым врагом стал климат. Здесь всегда было знойно, градусов 85 по Фраенгейту, и влажно - непрерывно моросил мелкий теплый дождик. В возду-хе витала какая-то плесень. К счастью, она не действовала на человеческую кожу, но буйно разрасталась на любой неживой материи, включая одежду. Поч-ти так же пышно она росла на металле. И на синтетике, в которую были обла-чены многие из потерпевших кораблекрушение.
Боевой дух пассажиров могла бы поддержать какая-нибудь угроза извне, но на планете не было опасных зверей. По пропитанному влагой мелколесью прыгали лишь маленькие гладкокожие зверьки, похожие на лягушек, да в мно-гочисленных реках плавали рыбообразные существа размером от акулы до го-ловастика и не более воинственные, чем последний.
Недостатка в еде не было, и голод давал о себе знать лишь в первые часы. Добровольцы отведали немного крупного сочного мясистого гриба, кото-рый рос на стволе исполинского папоротника. Спустя пять часов они не только не умерли, но даже не жаловались на боли в животе. Этому грибу суждено бы-ло стать основной пищей поселенцев. Потом нашелся другой гриб, и ягоды, и коренья. Все оказалось съедобным. Пища была вкусной и разнообразной.
Несмотря на вездесущий зной, людям больше всего не хватало огня, который помог бы сдобрить рацион жареными лягушками из мокрого леса и рыбой из ручья. Некоторые смельчаки поедали этих тварей сырыми, но боль-шинство колонистов косо смотрело на такие трапезы. К тому же, огонь скрасил бы тьму долгих ночей, дав тепло и свет, развеяв ощущение холода, создавае-мое настырной водой, которая капала с каждого листика, каждой веточки.
Когда они покидали корабль, у большинства спасшихся были зажигалки, но со временем все они потерялись, поскольку карманы, как и вся одежда, пре-вратились в клочья. Впрочем, даже когда зажигалки еще были, все попытки развести огонь провалились. "На этой проклятой планете не найти ни одного сухого места", - сетовал Хокинс. Теперь же добыть огонь стало и вовсе невоз-можно: даже будь среди спасшихся человек, умеющий тереть друг о друга две сухие палочки, тереть все равно было нечего.
Постоянное поселение они обустроили на верхушке невысокого холма, заросшего менее густо, чем окружавшая его равнина. Да и грунт здесь был не таким болотистым. Люди наломали ветвей с папоротникообразных деревьев и сумели построить немудреные жилища, предназначенные скорее для уедине-ния, чем для обитания. Люди отчаянно цеплялись за формы правления, приня-тые в покинутых ими мирах, и избрали совет поселенцев. Бортовой врач Бойл стал его председателем. Хокинс, к своему немалому удивлению, прошел в сов-ет благодаря всего двум голосам. Поразмыслив, он понял, что многие пассажи-ры еще злы на командование корабля, которому были обязаны своим нынеш-ним бедственным положением.
Первое заседание совета проходило в хижине, специально возведенной для этой цели. Члены совета кружком сидели на корточках.Председатель Бойл медленно поднялся. Хокинс криво усмехнулся: напыщенный вид, который этот лекарь принял вместе с высоким званием, не очень вязался с его наготой и не-ряшливостью.
- Дамы и господа, - начал Бойл.
Хокинс огляделся. Вокруг - голые бледные тела, слипшиеся блеклые волосы, длинные грязные ногти мужчин и неподкрашенные губы женщин. "На-верное, я тоже не очень похож на офицера и джентльмена", - подумал он.
- Дамы и господа, - повторил Бойл, - как вам известно, мы избраны представителями человечества на этой планете. Предлагаю на нашем первом заседании обсудить, есть ли у нас надежда выжить не как отдельным особям, а как расе разумных существ.
- Я хотела бы спросить господина Хокинса, есть ли надежда, что нас подберет корабль с Земли? - подала голос одна из присутствовавших дам - существо, похожее на усохшую старую деву.
- Очень слабая, - ответил Хокинс. - Как вы знаете, во время работы службы межзвездных перелетов никакая связь с другими кораблями невозмож-на. Когда наш звездолет вышел за пределы досягаемости передатчиков служ-бы и стал снижаться, мы дали сигнал бедствия, но не смогли сообщить наши координаты. Более того, неизвестно, был ли принят наш сигнал.
- Мисс Тейлор, - раздраженно перебил Бойл. - Мистер Хокинс! Поз-вольте напомнить вам, что я стал председателем совета после законных выбо-ров. Время на прения будет отведено позже, а пока сообщаю: по возрасту эта планета - приблизительно ровесница Земли в ее каменноугольную эпоху. Как известно, на этом этапе еще не существует ни одного биологического вида, уг-рожающего нашему главенству на планете. Когда такой вид появится - что-ни-будь вроде исполинских ящеров Третичного периода, - мы должны занять прочное положение.
- Мы же умрем! - выкрикнул один из мужчин.
- Мы-то умрем, - согласился эскулап, - но потомки наши будут полны жизни. Надо решить, как создать для них самые благоприятные условия. Мы завещаем им наш язык...
- С языком все будет в порядке, док, - крикнула вторая женщина, то-щая белобрысая пигалица с резкими чертами. - Вот о потомках-то и разговор. Я представляю здесь женщин, способных к деторождению, нас пятнадцать. До сих пор мы были очень осторожны, и не без причины. Можете ли вы, как врач, не имеющий ни лекарств, ни медицинской техники, ручаться, что мы родим без осложнений? Можете ли обещать нашим детям жизнь?
Бойл отбросил напыщенность, как изношенную одежду.
- Сказать по чести, вы верно заметили, мисс Харт, - ответил он. - Нет у меня ни лекарств, ни медицинских инструментов. Но ручаюсь вам, мисс Харт, вероятность благополучных родов у вас гораздо больше, чем если бы вы жили на Земле веке эдак в восемнадцатом. Насколько мы знаем, на этой пла-нете нет враждебных человеку микробов. Будь они тут, большинство из нас на-верняка уже умерло бы от заражения крови. Это, я думаю, ответ на оба ваши вопроса.
- Это еще не все, - сказала мисс Харт. - Нас здесь пятьдесят три души, мужчины и женщины. Десять супружеских пар не в счет, остается трид-цать три человека - двадцать мужчин и тринадцать женщин. Опять нам не везет. Мы не очень юны, но все же мы женщины. Какую форму брака мы уста-новим? Моногамию? Многомужество?
- Разумеется, моногамию, - буркнул долговязый тощий мужчина. То-лько он был в одежде, если это можно так назвать: от подгнивших листьев па-поротника, связанных прутиком на поясе, проку было мало.
- Ну, хорошо, моногамия, - согласилась женщина. - Мне и самой это больше по нраву. Но предупреждаю, если мы так поступим, не миновать беды. Где есть ревность и страсть, и женщина, и мужчина могут стать жертвой убий-ства. Вот этого я не хочу.
- Что же вы предлагаете, мисс Харт? - спросил Бойл.
- Когда придет время создавать семьи, любовь не должна приниматься в расчет. Если двое мужчин хотят жениться на одной и той же женщине, пусть дерутся за нее. Сильнейший получает жену и держит ее при себе.
- Естественный отбор, - пробормотал врач. - Я - за, но надо поста-вить на голосование.

На верхушке холма была неглубокая котловина - естественная арена. По краям ее сидели колонисты, все, кроме четверых. Одним из этих последних был доктор Бойл, решивший, что в обязанности председателя входит и судейс-тво. Кроме того, общество пришло к выводу, что он, как врач, лучше других сможет определить, когда прервать поединок, не доводя дела до увечий. Ря-дом с Бойлом была Мери Харт. Она нашла зазубренную ветку и расчесала свои длинные волосы, сплела для победителя венок из желтых цветов. "Что это - тоска по земной свадебной церемонии или возвращение к чему-то более древнему и непонятному?" - думал Хокинс, сидевший рядом с другими члена-ми совета.
- Жаль, что эта чертова плесень съела наши часы, - сказал толстый мужчина справа от Хокинса. - Умей мы измерять время, установили бы раунды, и был бы настоящий бой за приз.
Хокинс кивнул. Он смотрел на четверых людей в середине арены: само-довольная первобытная женщина, напыщенный старик, двое чернобородых молодых мужчин с лоснящимися белыми телами. Хокинс знал обоих: Феннет готовился стать младшим офицером на злополучной "Полярной звезде". Кле-менс, который был семью годами старше Феннета, летел пассажиром. Он ис-кал золото в новых мирах.
- Будь у нас тотализатор, - весело продолжал толстяк, - я бы поста-вил на Клеменса. Я бы за этого вашего курсанта гроша ломаного не дал. Чисто-плюй, привык драться по правилам. Клеменс не таков.
- Феннет в лучшей форме, - возразил Хокинс. - Он тренировался, а Клеменс только валялся, дрых и жрал. Посмотрите на его брюхо!
- Не вижу ничего плохого в упитанном здоровом теле и мускулах, - сказал толстяк, похлопывая собственный живот.
- Не трогать глаза! Не кусаться! - рявкнул доктор Бойл. - И пусть победит сильнейший!
Он проворно отскочил подальше от соперников и стал рядом с Мери Харт. Противники смущенно переминались с ноги на ногу, руки со сжатыми кулаками висели как плети. И тот, и другой, казалось, жалели, что дело приняло такой оборот.
- Вперед! - завопила, наконец, Мери Харт. - Или вы не хотите меня? Вы доживете здесь до старости, но вам будет одиноко без женщины!
- Они могут спокойно подождать, пока подрастут твои дочери, Мери! - крикнула какая-то ее подружка.
- Если у меня будут дочери, - ответила Мери. - А коли так и дальше пойдет, у меня их не будет.
- Давай! - заорала толпа. - Давай!
Феннет начал. Почти застенчиво он сделал шаг вперед и ткнул Клемен-са правым кулаком в незащищенное лицо. Удар был вялый, но, наверное, болезненный: Клеменс поднес руку к носу, отнял ее и изумленно уставился на яркие пятна крови. Он зарычал и, растопырив руки, неуклюже рванулся впе-ред, готовый хватать и крушить. Курсант отпрянул и еще дважды ударил противника правой.
- Почему Феннет не врежет ему как следует? - спросил толстяк.
- Он разобьет кулак, перчаток же нет, - ответил Хокинс.
Феннет решил принять стойку. Он замер, чуть расставив ноги, и снова ударил правой. На сей раз Феннет обошел вниманием лицо противника и вре-зал ему по корпусу. Хокинс удивлялся невозмутимости, с какой старатель принимал удары. "Должно быть, парень и впрямь гораздо крепче, чем кажется с виду", - решил он.
Курсант проворно отступил в сторону и поскользнулся на мокрой траве. Клеменс тяжело навалился на противника, Хокинс слышал, как легкие борцов со свистом выталкивают воздух. Толстые руки старателя обхватили туловище Феннета, а колено последнего коварно подобралось к паху Клеменса. Старат-ель завыл от боли, но не ослабил мертвую хватку. Одной рукой он теперь держал Феннета за глотку, а зловеще скрюченными пальцами тянулся к глазам курсанта.
- Глаза не трогать! - гаркнул Бойл. - Не трогать глаза!
Он плюхнулся на колени и обеими руками схватил Клеменса за запястье.
Что-то заставило Хокинса поднять глаза. Может быть, звук (хотя вряд ли: зрители вели себя как болельщики во время боксерского поединка), а мо-жет, шестое чувство, присущее всем хорошим астронавтам. Хокинс закричал.
Над ареной завис вертолет. Какая-то еле заметная странность в его кон-струкции подсказала Хокинсу, что это не земная машина. Из его гладкого блес-тящего брюха выпала сеть, по-видимому, из матового металла. Сеть опутала копошившихся на грунте людей, а заодно - доктора и Мери Харт.
Хокинс издал не описуемый словами вопль, вскочил и побежал на под-могу попавшим в ловушку товарищам. Сеть оказалась "живой", она обвила его кисти и лодыжки. Остальные поселенцы бросились выручать Хокинса.
- Не подходите! - закричал он. - Разбегайтесь!
Зычное жужжание вертолетного винта сменилось визгом. Машина под-нялась. Несколько мгновений, и вот уже арена кажется Хокинсу не больше бледно-зеленого блюдечка, в котором бестолково возятся маленькие белые муравьи. Потом летательный аппарат поднялся еще выше, в облачную гряду, и все исчезло из виду.
Когда, наконец, вертолет сел, Хокинс не удивился, увидев на поляне серебристую башню громадного звездолета, обрамленную невысокими дере-вьями.

Попали они в мир, который был бы несравненно совершеннее покинуто-го ими, кабы не неуемная доброта похитителей. Троих мужчин поместили в клетку, в которой с дивной точностью воспроизвели погодные условия планеты, где погибла "Полярная звезда". Клетка была застекленная, но через разбрызгиватели в крыше непрерывно лились тонкие теплые струи воды. Два чахлых папоротника не уберегали от повергавшего в уныние дождя. Дважды в день в глубине клетки открывался бетонный люк, и внутрь летели куски гриба, поразительно похожего на тот, которым пленники питались раньше. В полу было отверстие, которое, как верно догадались узники, служило для санитарных нужд.
Слева и справа были другие клетки. В одной из них сидела лишенная общества Мери Харт. Она могла махать им рукой, подавать знаки, но и только. С другой стороны жил зверь, похожий очертаниями на омара, но еще больше - на какую-то разновидность головоногих. Напротив, за широкой дорогой, тоже стояли клетки, но не было видно, что в них находится.
Хокинс, Бойл и Феннет сидели на сыром полу, уставившись сквозь толс-тое стекло и прутья решетки на существ, которые, в свою очередь, таращились на них.
- Если б только они были человекообразными, - со вздохом сказал доктор. - Если б только походили на нас! Мы бы попытались убедить их в нашей разумности.
- Они не похожи на нас, - ответил Хокинс. - И мы тоже едва ли пове-рили бы, что три шестилапых пивных бочонка - наши братья по разуму. Попробуй еще раз показать теорему Пифагора, - велел он курсанту.
Молодой человек без воодушевления нарвал веток с ближайшего папо-ротника, разломил их на маленькие палочки, разложил на замшелом полу в виде прямоугольного треугольника с квадратами, построенными на всех сторо-нах. Туземцы - один большой, другой поменьше и третий, совсем маленький, - равнодушно взирали на него тупыми бесцветными глазами. Большой сунул щупальце в карман - существа были одеты - и, вынув ярко раскрашенный пакетик, протянул его маленькому, который сорвал обертку и принялся запихи-вать какие-то синие лакомства в щелочку сверху, служившую, по всей видимости, пастью.
- Жаль, им запрещено кормить животных, - со вздохом сказал Хо-кинс. - Осточертел этот гриб.
- Давайте подведем итоги, - сказал врач. - В конце концов, больше нам и делать-то нечего. Нас шестерых забрали из поселка на вертолете. По-том мы попали на изыскательский корабль - машину, которая, кажется, ничем не превосходит наши звездолеты. Хокинс уверяет, что на корабле установлен генератор Эренхафта или его точная копия...
- Верно, - согласился Хокинс.
- На корабле нас держат в отдельных клетках. С нами хорошо обраща-ются, часто кормят и поят. Мы садимся на этой незнакомой планете, но ничего здесь не видим. Нас выталкивают из клеток и, как скот, загоняют в крытый фургон. Мы знаем, что нас куда-то везут, вот и все. Фургон останавливается, дверца открывается, и два этих живых пивных бочонка суют к нам палки с уме-ньшенными копиями своих волшебных сеток на концах. Они ловят Клеменса и мисс Тейлор и выволакивают из фургона. Клеменс и мисс Тейлор не возвраща-ются. Остальные проводят ночь и следующие сутки каждый в отдельной клетке. На другой день нас переводят в этот... зоопарк.
- Вы думаете, их забрали на вивисекцию? - спросил Феннет. - Я ни-когда не любил Клеменса, но...
- Боюсь, что да, - ответил Бойл. - Думаю, благодаря вивисекции на-ши пленители узнали о разнице между полами. Жаль, этим способом не оце-нишь умственные способности.
- Грязные скоты! - закричал курсант.
- Полегче, сынок, - посоветовал Хокинс. - Нельзя их за это винить. Мы подвергали вивисекции животных, похожих на нас куда больше, чем мы - на этих зверюшек.
- Сложность заключается в том, - продолжал доктор, - чтобы убе-дить этих зверюшек, как вы их называете, Хокинс, что мы такие же разумные существа, как и они. По какому признаку они определили бы разумное сущест-во? Как мы сами определили бы разумное существо?
- Разумен тот, кто знает теорему Пифагора, - угрюмо ответил курсант.
- Я где-то читал, - сказал Хокинс, - что история человека - это ис-тория животного, умеющего добывать огонь и пользоваться орудиями труда.
- Ну так разведите огонь, - предложил доктор. - Изготовьте какие-нибудь орудия труда и найдите им применение.
- Не дурите. Вы же знаете, что ни у одного из нас нет ни единого руко-творного предмета. Даже искусственных зубов, даже металлической пломбы. - Хокинс помолчал. - В годы моей учебы у курсантов, служивших на межзве-здных кораблях, возродились древние художественные промыслы. Мы считали себя прямыми потомками мореходов со старинных парусников и с удовольствием учились сращивать канаты и тросы, делать плетенку, вязать морские узлы и так далее. Потом одному из нас пришла в голову мысль плести корзины. Мы проходили практику на пассажирском лайнере и, бывало, тайком плели корзины, размалевывали их яркими красками и сбагривали пассажирам как настоящие сувениры с затерянной планеты Арктур-6. Когда старик и по-мощники дознались, был жуткий скандал...
- К чему вы клоните? - спросил доктор.
- А вот к чему. Мы покажем наше умение плести корзины. Я вас научу.
- Возможно, это подействует, - медленно проговорил Бойл. - Возмо-жно, как раз это и подействует... С другой стороны, не забывайте, что некото-рые птицы и животные делают то же самое. На Земле бобр строит довольно хитроумные плотины. Птица шалашница в пору спаривания вьет шалаш для своей самки.
Должно быть, главный смотритель зоопарка был наслышан о животных с брачными повадками, как у земной птицы шалашницы. После трех дней ли-хорадочного плетения корзин, когда все подстилки были уничтожены, а папоротники ободраны, Мери Харт вывели из ее клетки и посадили к мужчи-нам. Впрочем, исступленный восторг оттого, что ей снова есть, с кем погово-рить, быстро иссяк.

"Хорошо, что Мери с нами", - сквозь дрему думал Хокинс. Еще неско-лько дней одиночного заточения, и она точно сошла бы с ума. Хотя в присутст-вии Мери есть и свои недостатки. Надо присматривать за молодым Феннетом. Даже за Бойлом, этим старым греховодником.
Мери вскрикнула. Хокинс разом проснулся и увидел ее бледные очерта-ния (на этой планете не бывало настоящей темноты), а в другом углу клетки - фигуры Феннета и Бойла. Хокинс поспешно встал и подошел к девушке.
- Что такое? - спросил он.
- Я... я не знаю... Что-то маленькое, с острыми когтями... Оно пробежа-ло по мне...
- А... - сказал Хокинс, - это всего лишь Джо.
- Джо? - не поняла она.
- Я точно не знаю, что он, или она, такое, - признался Хокинс.
- Я думаю, это определенно он, - подал голос врач.
- Что такое Джо? - снова спросила Мери.
- По всей вероятности, это местная мышь, - объяснил врач. - Хотя на вид и не похож. Он приходит сквозь какую-то щель в полу, ищет объедки. Мы пытаемся его приручить.
- Вы приваживаете эту тварь? - завопила Мери. - Я требую, чтобы вы что-нибудь с ним сделали! Отравите его или поймайте. Сейчас же!
- Завтра, - сказал Хокинс.
- Сейчас же! - визжала Мери.
- Завтра, - отрезал Хокинс.

Изловить Джо оказалось проще простого. Ловушкой стали две плоские корзины, раскрывавшиеся наподобие створок устричной раковины. Внутри ле-жала приманка - большой кусок гриба. Ловко привязанный отвес падал при малейшем прикосновении к приманке. Лежавший без сна на влажной подстилке Хокинс услышал легкий щелчок, глухой стук и понял, что ловушка захлопну-лась. Он слышал возмущенное верещание Джо, слышал, как крошечные когот-ки скребут по толстым прутьям корзины.
Мери Харт спала. Хокинс тронул ее за плечо.
- Мы поймали его, - сказал он.
- Ну так и убейте, - спросонок велела она.
Но Джо не убили. Трое мужчин очень привязались к нему. Наутро они переместили его в клетку, которую смастерил Хокинс. Даже Мери смягчилась, увидев безобидный комочек шерсти, возмущенно прыгающий по своей тюрьме. Она вытребовала себе право кормить маленькое животное и взвизгнула от радости, когда тоненькие щупальца взяли из ее пальцев кусочек гриба.
Трое суток нянчились земляне со своим любимцем. На четвертый день существа, которых они считали служителями, вошли к ним с сетями, спутали обитателей клетки и увели Джо и Хокинса.

- Боюсь, все бесполезно, - сказал Бойл. - С Хокинсом случилось то же самое...
- Они сделают из него чучело и выставят в каком-нибудь музее, - мрачно бросил Феннет.
- Нет! - возразила Мери. - Они не посмеют!
- Еще как посмеют, - ответил доктор.
В глубине клетки резко открылась крышка люка. Прежде чем трое людей успели отскочить, раздался голос:
- Все в порядке, выходите.
В клетку вошел Хокинс. Он был выбрит, бледную кожу покрыл легкий здоровый загар. На нем были трусы из какой-то ярко-красной ткани.
- Выходите, - повторил он. - Наши хозяева приносят извинения, они приготовили для нас более подходящее впечатление. Позднее, как только бу-дет готов корабль, мы полетим и заберем остальных наших.
- Не торопитесь, - перебил Бойл. - Может быть, вы введете нас в курс дела? Как они догадались, что мы разумные существа?
Хокинс нахмурился.
- Только разумные существа, - сказал он, - сажают других существ в клетку.

Бертран Чандлер. Разумен тот...